Превратить свой мир в свои охотничьи угодья

"- Наверняка, если б я мог как-то развязать все узлы собственных дел и заморочек, каким-то образом абстрагироваться от тех критерий, в каких живу и действую, мне было бы легче просочиться в твой мир, - вдумчиво проговорил я. - Либо, может, если б я отправился к для тебя жить в одичавшую пустыню Превратить свой мир в свои охотничьи угодья. А на данный момент я одной ногой стою в одном мире, а 2-ой - в другом, и в конечном итоге от меня нет никакого проку ни тут, ни там.

Дон Хуан длительно на меня смотрел.

- Вот он - твой мир, - произнес он, кивнув на многолюдную улицу по ту сторону окна. - Ты Превратить свой мир в свои охотничьи угодья человек этого мира. И там, в этом мире, - твои охотничьи угодья. Нереально уйти от делания собственного мира. И вояке остается только одно - перевоплотить собственный мир в свои охотничьи угодья. Вояка - охотник и, как охотник, знает: мир сотворен для того, чтоб его использовали. И вояка употребляет каждую частичку мира. Вояка подобен Превратить свой мир в свои охотничьи угодья пирату - он берет все, что желает, и употребляет так, как считает необходимым, и в этом он не признает никаких запретов и ограничений. Но, в отличие от пирата, вояка не ощущает себя оскорбленным и не возражает, если кто-то либо что-то берет и употребляет его самого"3.

Кубический сантиметр шанса

"- Я Превратить свой мир в свои охотничьи угодья должен для тебя на данный момент кое о чем поведать, - сказал мне дон Хуан. Назовем это небольшим куском фортуны. Объемом, скажем, в один кубический сантиметр. Кубический сантиметр шанса. Он возникает временами перед носом каждого из нас, независимо от того, ведем мы жизнь вояки либо нет. Различие меж обыденным Превратить свой мир в свои охотничьи угодья человеком и воякой состоит только в том, что вояка знает о кубическом сантиметре шанса и знает, что одна из задач вояки - быть всегда наготове, всегда ожидать. Потому, когда кубический сантиметр фортуны возникает в границах его досягаемости, вояка хватает его, потому что ожидал этого момента и готовился к нему Превратить свой мир в свои охотничьи угодья, развивая нужную быстроту и ловкость. Фортуна, везение, личная сила - не имеет значения, как мы это назовем, - штука занимательная. Точнее, это даже не то чтоб какая-то штука, а быстрее - некоторое положение вещей, что-то вроде малеханького абстрактного хвостика, который появляется перед самым нашим носом и принимается призывно вилять, вроде бы Превратить свой мир в свои охотничьи угодья приглашая его схватить. Но обычно мы очень заняты делами, либо очень глубоко погружены в очень умные мысли, либо просто очень тупы и ленивы для того, чтоб понять: этот хвостик - хвостик фортуны. Вояка же всегда собран и находится в состоянии полной готовности, у него снутри - как будто сжатая пружина Превратить свой мир в свои охотничьи угодья, и разум его всегда готов проявить максимум сообразительности, чтоб в моментальном броске ухватить этот хвостик фортуны"3.

Сила всегда открывает вояке кубический сантиметр шанса. Искусство вояки заключается в том, чтоб быть безпрерывно текучим, по другому он не успеет ухватиться за этот шанс11.

Искусство вояки

Искусство вояки состоит в сохранении равновесия меж страхом быть человеком Превратить свой мир в свои охотничьи угодья и чудом быть человеком3.

Быть воякой

Быть воякой - это не означает просто вожделеть им быть. Это быстрее, нескончаемая битва, которая будет продолжаться до последнего момента. Никто не рождается воякой, точно также, как никто не рождается обыденным человеком. Мы сами себя делаем тем либо другим11.

Жизнь вояки - нескончаемый вызов

Только вояка Превратить свой мир в свои охотничьи угодья может выстоять на пути познания. Вояка не сетует и ни о чем же не сожалеет. Его жизнь - нескончаемый вызов, а вызовы не могут быть нехорошими либо неплохими. Вызовы - это просто вызовы11.

Основное различие меж воякой и обыденным человеком состоит в том, что вояка все воспринимает как вызов, тогда как Превратить свой мир в свои охотничьи угодья обыденный человек воспринимает все как благословение либо проклятие11.

Последняя битва

Дух вояки не привязан ни к индульгированию, ни к жалобам, как не привязан он ни к победам, ни к поражениям. Единственная привязанность вояки - битва, и любая битва, которую он ведет, - его последняя битва на этой земле. Потому финал ее для Превратить свой мир в свои охотничьи угодья него фактически не имеет значения. В этой последней битве вояка позволяет собственному духу течь свободно и ясно. И когда он ведет эту битву, он знает, что воля его идеальна. И потому он смеется и смеется11.

Вояка должен обдумывать все и всегда

Обыденный человек привык обдумывать только то, что Превратить свой мир в свои охотничьи угодья считает принципиальным себе. Но реальный вояка должен обдумывать все и всегда11.

Вояка признает свою боль, но не индульгирует в ней

Вояка признает свою боль, но не индульгирует в ней. Потому настроение вояки, который заходит в неизвестность, - это не печаль. Напротив, он весел, так как он ощущает смирение перед собственной фортуной Превратить свой мир в свои охотничьи угодья, уверенность в том, что его дух неуязвим, и, главнее всего, полное понимание собственной эффективности. Удовлетворенность вояки исходит из его признания собственной судьбы и его правдивой оценки того, что лежит перед ним11.


prezentaciya-fabrika-sovremennogo-biznesa-innovacii-intellekt-investicii.html
prezentaciya-i-utverzhdenie-rabochih-programm-vospitatelej.html
prezentaciya-issledovatelskoj-raboti.html